Искусно вышито — как прежде в Византии

Так получилось, что результаты труда Татьяны Железновой — вышивальщицы Вознесенского мужского монастыря — я увидела раньше, чем ее саму. Поначалу мне даже не поверилось, что Плащаница, которую выносят из алтаря на середину храма в праздник Успения Пресвятой Богородицы, сделана здесь же, в обители. Настолько профессионально выполнена эта работа. Нельзя не упомянуть и покровцы, и воздуха, используемые во время служб в алтаре, пелены, облачения священнослужителей, украшенные орнаментами, узорами, многое другое. Все это выполнено с сохранением лучших традиций православного церковного искусства.

Татьяна Николаевна занимается вышивкой 31 год. Из них 12 — в монастыре. А начиналось все в известном сызранском ателье «Модница». Оно находилось в районе Тяжмаша и пользовалось заслуженной популярностью у здешних дам. Таня — выпускница местного швейно-трикотажного техникума — пришла в ателье портнихой легкого платья. В те времена дефицитом было все, в том числе и одежда. Однако не только это являлось для многих женщин побуждающим фактором сшить себе наряд в ателье, но и возможность носить что-то изготовленное только для тебя. Ну а как можно украсить одежду? Конечно же, роскошной вышивкой!

Татьяне всегда нравилось рисовать. В овладении искусством вышивки она почувствовала возможность более полно реализовать свои творческие возможности. Но где столь редкое дело освоить по-настоящему? А тут в ателье как раз предложили желающим позаниматься у девушки, окончившей куйбышевской училище по этой специальности. Татьяна не сомневалась ни минуты, охотно перенимала азы вышивки. Ну а дальше все зависело только от нее.

- Бывало, придет в ателье модница и говорит: «Хочу, чтобы на платье была такая необычная вышивка, такая… В общем, сама не знаю, какая!» Вот я и сижу весь день, думаю, думаю… А ночью вдруг приснится узор — как фотография цветная высветится — и утром понимаю: это — то, что надо! — вспоминает Татьяна Николаевна. — А для другой дамы оригинальность вовсе неважна. Главное — чтобы размером покрупнее, «да золота, золота побольше пустите!» У всех ведь вкусы разные.

Шло время, росло мастерство. Железнова освоила разные виды вышивки. Работала и на шелке, и на бархате, и на сетке…

- И не страшно было испортить вещь, Татьяна? — удивляюсь я. — Вдруг бы что не так получилось?

- Даже на задумывалась над этим, — улыбается она. — Никогда не отказывалась ни от какой работы. Наверное, потому, что я ее очень люблю!

А тут жизнь так закрутилась — не хуже кадров старой кинохроники. Закрывали ателье одно за другим. Народ ринулся на рынки за китайским ширпотребом, порой словно в издевку украшенным незатейливо выполненными цветочками или небрежно обработанными фестончиками. И, казалось бы, кому теперь нужно это удивительное творение рук человеческих — индивидуальная вышивка?

Но не зря говорят: на все воля Божия. Она и привела Татьяну в монастырь. А здесь начинать все пришлось с нуля. Сколько было перечитано специальной литературы, пересмотрено картин, снимков, сделано набросков… Татьяна приобрела фотоаппарат. Да и блокнот с карандашом всегда лежат в ее сумочке. Что-то увидела интересное — зарисовала, сфотографировала, а там и на ткань перенесла.

Одним из самых серьезных шагов, сделанных на новом месте работы, Татьяна считает освоение лицевой вышивки. То есть — изображений святых, выполняющихся разноцветными шелками. Это искусство пришло на Русь из Византии вместе с принятием христианства. Здесь важно соблюсти не только портретное, сюжетное сходство, но и все нюансы цветовых оттенков, чтобы эти вышивки не отличалась от старинных.

Свое умение Железнова пять лет передавала девочкам из кружка церковной вышивки «Озарение», созданного в ООШ № 7. Три года назад ее воспитанницы стали лауреатами православного фестиваля детского творчества, проводимого в селе Зольном Самарской области.

В монастырской лавке можно приобрести немало вещей, изготовленных руками мастерицы. Это и нарядные рушники для венчания, и милые крестильные комплекты, и печально-строгие погребальные покрывала…

Свои удивительные вышивки Железнова создает на старенькой ручной подольской машинке, переделанной под ножной привод. Беседуя со мной, Татьяна Николаевна ловко направляла белую ткань под иголку. И вот уже распустились нежные розовые цветы по краю распашонки. Скоро эту любовно вышитую крохотную одежку наденут на новорожденную девочку во время крестин. И распашонка непременно будет храниться в чьей-то семье вместе с локоном дочкиных младенческих волос.

… В очередной раз убеждаюсь: в храмах и монастырях случайные люди — те, кто пришел за длинным рублем, не задерживаются. Остаются здесь только те, для кого труд во славу Божию становится смыслом жизни, приносит покой в свою душу и радость окружающим.

Елена ЛЕНКОВА.