Состоялось подписание договора о взаимном сотрудничестве между Вознесенским мужским монастырем г. Сызрань и Сызранским пансионатом для инвалидов

Проводили в последний путь...

Тринадцатого марта при большом стечении народа состоялось отпевание монаха Севастиана (Ненашева). Гроб с телом был установлен в соборном храме Вознесенского монастыря неподалеку от свечной лавки, где он нес послушание. Долгие годы люди изо дня в день приходили сюда заказать требы, купить свечи, приобрести духовную литературу, посоветоваться по поводу той или иной непростой жизненной ситуации. А теперь они  собрались в храме, объятые печалью и скорбью, чтобы проводить в последний путь человека, ставшего им за долгие годы общения близким по духу.

...Погожим августовским днем 1996 года Владимир Семёнович Ненашев впервые переступил порог Сызранского Вознесенского мужского монастыря. Впрочем, перед этим было 49 лет непростой, но честно прожитой жизни. Родился он в Кинеле, освоил специальность слесаря-жестянщика. Следуя жизненным обстоятельствам, жил и в Краснодаре, и в Пскове, и в Отрадном. Рядом с отрадненским предприятием, где он трудился, находилась церковь. Ее-то и стал посещать Владимир Семенович. Сначала — редко, потом — все чаще. За советом приходил к своему духовному отцу — благочинному г. Отрадного отцу Николаю. И в какой-то момент созрело решение — простое и ясное. Наверное, принять его взрослому, состоявшемуся человеку было трудно. Тем не менее он принял его искренне, всем сердцем и душой.
В Вознесенском монастыре Владимир Ненашев сначала был трудником, потом принял малую схиму и стал монахом Севастианом. Его послушание в свечной лавке было непростым. Отец Севастиан первым приходил в храм, открывая его и уходил последним после вечернего богослужения. А днем находился здесь же, помогая людям приобретать иконы, книги, записывая требы. Но все это он делал не механически, а спрашивая людей, почему они хотят заказать требы, кому именно. Конечно же, спрашивал не из праздного любопытства, а искренне желая помочь. Отец Севастиан щедро делился советами, выстраданными жизнью, истинами, открывшимися во время пребывания в обители. Он записывал их на листочках и вручал нуждающимся.
Вот, например, как он наставлял тех, у кого в семье были нелады.
«Хоть кто осознал беду (муж или жена), первое, что нужно — изменить СВОЁ поведение. В конфликте — быть доброжелательным, не стараться настаивать на выяснении отношений, если другой человек этого не хочет. На конфликтное поведение другого не реагировать. Уповать не на выяснение отношений словом, а на молитвы Господу, Матери Божией, святым.
Исповедаться священнику, в чем оступился:
- что можно исправить — исправить от сердца;
- что уже нельзя исправить — определиться твердо более так не делать и тогда будет помощь от Господа.
И обязательно примириться с мужем (женой) хотя бы внутри себя»
Казалось бы, простые истины? Но от искренности, глубокой убежденности, твердой веры отца Севастиана люди уходили с утешением, покоем и светлой радостью в душе. Неслучайно, чтобы поговорить с монахом Севастианом, услышать его советы, люди приезжали из других городов. И даже оставаясь ночевать в храме, паломники проводили время не просто во сне, но беседуя с отцом Севастианом.
- Совсем немного Господь не дал ему дожить до его 70-летия со дня рождения, которое должно было быть в мае этого года, - обратился к прихожанам настоятель Вознесенского монастыря игумен Марк. - Но вот что промыслительно: день его преставления к Богу, день его кончины — это день памяти преподобного Севастиана Сохотского, а также святого мученика Севастиана — не его небесных покровителей, но соименников. И что удивительно — 40-й день со смерти, 19 апреля, приходится именно на день памяти преподобного Севастиана Карагандинского  - его небесного покровителя. Так управил Господь, таков промысел Божий. И я думаю, эти дни не случайны, это — милость Божия к отцу Севастиану и к нам, оставшимся здесь, в юдоли плача и скорби.

Разбирая после смерти монаха Севастиана его личные вещи, отец настоятель и братия обнаружили  огромное количество записей, которые он вел изо дня в день и которые указывают движения его души: мысли, что посещали его, скорби, которые были внутри него, он все это внимательно замечал за собой, записывал с тем, чтобы затем принести на исповедь покаяния. А исповедывался он часто, регулярно.

Вот что, например, писал отец Севастиан:
- … не смотри на других, на себя смотри — на дела, поступки;
- поменять худые памятования — добрыми;
- смотри на трапезе так, как будто и нет разнообразия и глаза не разбегаются;
- записывай свои падения;
- из монастыря не уходи, как бы ни гнал враг, здесь — молитва, здесь — спасение;
- паломничество — исцеление от страстей...

Есть в тетрадях и отрывки из бесед с отцом настоятелем, братией. Слова, которые чем-то запали в душу отцу Севастиану, он записывал и позже тщательно переосмысливал. Но вот завершился жизненный путь раба Божиего Севастиана, а нам остается молиться за него, стараться подражать его жизни, стремиться к совершенству, к обретению благодати Божией. И это — самое лучшее, что мы можем сделать для усопшего.
- Мы с вами во время обряда отпевания держали свечи — это символ того, что веруем, надеемся и молимся о том, что бессмертная душа монаха Севастиана будет пребывать в Царствии Небесном, - обратился к прихожанам отец Марк. - Именно в лицезрении Божественной Славы и Неприступного Света Божиего должен просиять каждый человек, если он хочет войти в Царствие Божие. Удивительно, что эти дни и есть дни памяти Григория Паламы, учителя, который и основал учение о нетварном свете. Мы надеемся, что этот свет воссияет и для монаха Севастиана. И вы знаете, что во время отпевания свечи никогда не догорают до конца. Мы тушим их в определенный момент, тем самым показывая,  что жизнь человеческая заканчивается внезапно. Мы не знаем, когда ангел смерти посетит каждого из нас, но мы должны быть к этому готовы. И сегодня, провожая в последний путь монаха Севастиана, каждый должен задуматься о своей душе. Помните наставления, которые он говорил, помните его жизнь.
… Похоронили монаха Севастиана в ограде монастыря, на кладбище, где перезахоронены прах первого архимандрита обители Германа, девицы Екатерины Дмитриевой, родной сестры министра юстиции, большого благотворителя монастыря, Ивана Ивановича Дмитриева, а также установлена старинная надгробная плита, под которой были похоронены младенцы Анастасия и Александр Цвет.
Несмотря на хмурое утро, во время похорон солнышко вышло из-за облаков и ласково согревало своими лучами собравшихся вокруг могилы людей.
- А наш внучок-то, Сашенька, маленький был, всех боялся, а отца Севастиана — нисколечко, - негромко произнесла пожилая женщина, обратившись к своей знакомой. - И на руки, бывало, к нему пойдет, и бороду потрогает. Отец Севастиан ведь с виду строгий, в душа у него добрая, добрее не придумаешь...
Таким монах Севастиан и останется в наших сердцах.
Вечная память!
                                                                               Елена ЛЕНКОВА
                                                                               Фото автора и из архива монастыря

P.S. Мы будем благодарны, если вы, дорогие читатели, поделитесь своими воспоминаниями об отце Севастиане.

<< Вернуться на предыдущую страницу